10 Цели и время

Здравствуйте. Как вы полагаете, что предпочтительнее — 100 рублей сразу или 200 потом? Уже по такой постановке вопроса видно, что ближайшее имеет приоритет. Срочные, неотложные задачи гораздо важнее, чем планы на дальнюю перспективу, ведь от их решения зависит наша жизнь прямо сейчас. Но этот же вопрос можно сформулировать иначе: что важнее — свое личное благополучие или общество с его благом? Связь между вопросами неочевидна, но она есть. Попробуем ее найти.

Человек не может жить без цели, но где он ее возьмет? Самое легкое — найти близкую цель, которая имеет ясный личный смысл. Чем цель ближе, тем ее достижение проще, а результат — ощутимее. Придумывать такие цели легко потому, что они в большой степени определяются чем-то не зависящим от нас — обстоятельствами, событиями, на худой конец чувствами и желаниями. В пределе они вообще могут свестись к простым реакциям на внешние и внутренние раздражители. Хочется есть — надо поесть, велят встать — надо встать. Думать тут особо не надо. Но если думать, то можно заглянуть немного вперед. Где и как раздобыть денег, если думать не хочется? Попросить, украсть, отнять. Если немного подумать, можно найти простую работу или сообразить какую-то схемку, что-то купить, перепродать. Если подумать еще, можно спланировать вперед на несколько лет, открыть дело, создать что-то. Если впереди вся жизнь, то и думать придется долго, выбирать профессию, образование.

Очевидно, что чем менее свободен человек, тем больше он озабочен своими ближайшими проблемами, а чем свободней, тем более далекие цели он способен ставить. С дальними целями все обстоит довольно сложно. Во-1-х, такую цель даже придумать бывает трудно. Чем простор для фантазии больше, тем сильнее надо напрягать мозг и выдумывать что-то свое, что-то новое, что не определяется ни природой, ни обстоятельствами. Во-2-х, такую цель трудно достигнуть. Чем цель дальше, тем меньше ее достижение зависит не только от наших способностей, но и вообще от нас. Будущее слишком завязано на других людей, чтобы каждый мог планировать что-то в одиночку. В-3-х, такая цель непрактична, она мало влияет на ежедневную реальность или приносит какие-то осязаемые результаты.

Мысля чисто рационально человек не способен планировать слишком далеко — ведь жизнь на самом деле коротка. Зато если рациональность отбросить, можно увидеть такие цели, которые иначе не увидишь. Скажем, полеты к звездам, эликсир молодости, процветание родной страны, справедливое общество. Именно такие, предельно непрактичные, труднодостижимые, абстрактные цели и называют высшими — потому, что они слишком далеко и высоко, чтобы их можно было увидеть, не то чтоб достигнуть. А главным образом потому, что благо которое может принести их достижение является уже не столько личным, сколько общим. И чем цель дальше, тем более общее благо лежит в ее основе. Если близкие цели позволяют обойтись примитивной рациональностью, то высшие цели требуют умения мечтать, недоступного животным.

Отсюда понятно, почему ставить дальние цели мало кому под силу. Не существует никаких рациональных способов сделать так, чтобы свое личное, что всегда ближе и родней, от чего зависит наша жизнь в данный момент, оказалось менее важным, чем то, что будет потом, а тем более то, что вообще неизвестно будет или нет. Ставить дальние цели не менее иррационально, чем ставить общее благо выше личного.

Тем удивительнее, что люди способны на это.

Как же им это удается? Что заставляет людей отказаться от своих сиюминутных интересов и заглядывать вдаль выбирая общее благо? Свобода конечно. Будучи нашим вечным маяком, она, так сказать, освещает нам путь, придавая смысл времени. Мы видим, что близкие цели конфликтны, они вызывают насилие вследствие ограничений и нехватки. Но зато в будущем мы видим массу возможностей и разрешение любых проблем. Будущее всегда лучше настоящего, и чем оно дальше, тем оно привлекательней. Можно сказать, что если в физическом смысле время — это характеристика движения, процесса, то в моральном — это разница между добром и злом. У животных нет ни прошлого, ни будущего. Но человек, во-1-х, желает будущего, потому что оно несет добро, а во-2-х, творит будущее, чтобы оно несло это добро. Наши планы всегда выражают надежду на лучшее, и чем будущее отдаленнее, тем планы смелее, а полет фантазии свободнее. Все наши дальние цели, все что приходит нам в голову — это лишь воплощения свободы, это именно она является нам в виде мечты, наделяя смыслом нашу жизнь.

Но как людям удается претворять мечты в жизнь? Как они избавляются от насилия? Они договариваются. Договор — вот то универсальное средство, которое делает возможным дальние цели, сотрудничество и общее благо. Любое насилие, любые конфликты вызываются несогласованными целями, и поэтому люди, вместо того, чтобы воевать и грабить друг друга, берут себя в руки, успокаиваются и начинают разговаривать. И пока они разговаривают — им нет нужды воевать. Но договор — не просто временная замена насилию, это победа разума над природой с ее инстинктами и чувствами. Не будет большим преувеличением предположить, что разум и возник из необходимости договора. Возник с единственной целью — обьединить людей и сделать их свободными. Разум — это качество не индивида, а общества. Один человек никогда не приобрел бы разум, но в коллективе он начинает понимать других, а через них — и самого себя. Понимание делает возможным доверие, а доверие — договор.

И, кстати, именно поэтому те, кто заинтересован в насилии, стараются сорвать договор, посеять рознь и вражду, оболгать и обмануть. Разум противостоит насилию уже самим фактом своего существования. Вот почему так важно постоянно думать, сомневаться и искать свои собственные ответы. С сомнения начинаются мысли, а с них — свобода. Те твердолобые, кто не могут «поступиться принципами», кто навечно застыли в своей правоте, это несвободные люди, они никогда ни с кем не договорятся. Вы спросите — но как же тогда быть с сомнениями в самой свободе, в этике и в добре? Правильный вопрос. Конечно, сомневаться надо, и ничего страшного тут нет. Свобода настолько загадочна, что иначе все равно не получится. Она требует сомнений в самой себе — это еще один из ее парадоксов. Важно лишь не оставаться вечно в сомнениях, а время от времени приходить к твердым решениям. Каким образом? Слушать других и искать общее согласие.

Договор — вещь чрезвычайно трудная. С животной точки зрения договор невозможен — всегда выгоднее обмануть и предать. В природе все подчинено выживанию, а настоящее имеет бесконечный приоритет перед будущим. Договор начинается с понимания бессмысленности насилия, детерминизма, предопределенности. Разум знает то, чего не знают чувства — что наступит завтра, а потом еще завтра, а потом еще и еще. И нам опять придется начинать все с начала. Предвидя будущее, люди начинают планировать, управлять желаниями и потребностями. Вы скажете, что животные тоже предвидят, они способны, например, делать запасы. Да, но они это делают инстинктивно, они не регулируют свои потребности, а служат им. Люди, в отличие от животных, строят планы осмысленно, они преодолевают свои потребности, они меняют будущее. Ведь оно, на самом деле, близко! Надо всего лишь подождать, заглушить свои сиюминутные желания, потерпеть до завтра. И все! В этом, в сущности, и заключается отказ от насилия. Как просто, правда?

Но так ли это просто? Увы, далеко не каждый может преодолеть собственную природу. Такого раба своего брюха заботит только быстрый доступ к благам и он не знает меры в своем стремление к ним. Ему всегда мало, и чем больше он накопил, тем страшней ему все это потерять, тем менее он свободен. И при этом он знает, что рано или поздно потеряет все. Насилие не дает гарантий, поскольку никакая победа не вечна. Вечные гарантии может дать только договор.

Но в чем смысл таких гарантий? Зачем нам вечность, если от нее нет никакой практической пользы? Эти вопросы можно продолжить. Зачем нам высшие цели? Зачем быть людьми? Конечно дело не в гарантиях и не в практической пользе как таковой. Рационального ответа на эти вопросы не существует. Договор, как и мораль в целом, иррациональны или лучше сказать «надрациональны». Единственный возможный ответ — такова свобода.

А свобода, как мы уже говорили, рано или поздно возвращается к нам в виде практических благ. Договариваясь и сотрудничая люди оказываются способны создать такие блага, которые нельзя создать никак иначе. Разве можно построить справедливое и эффективное общество, если стремиться только к личному благополучию? Все приобретенные таким образом блага временны. Бесконечно расти могут только блага, созданные общим трудом. А общий труд требует общей цели. Именно в этом, в конечном итоге и заключается суть согласования — в нахождении общей цели. И как вы догадываетесь, самая дальняя возможная цель, цель устраивающая абсолютно всех — это сама свобода, несмотря на то, что мы не можем себе ее даже вообразить. Соответственно, невозможен и никакой индивидуальный успех, отдельный от других людей. Все что мы делаем требует общества, как бы нам иногда не хотелось обратного!

Но как возможна общая цель, когда каждый мечтает о своей собственной? Возможна, ибо такова свобода. Только она обладает этим удивительным свойством — позволить каждому иметь свою цель и одновременно сделать ее частью общей, ведь улучшая мир, делая его свободнее, каждый делает свободнее всех! А иначе и договориться будет трудно, ведь ближние цели у всех похожи, природа не отличается фантазией — всем нам для жизни надо примерно одно и то же. Отсюда и причина конфликтов, поскольку ресурсов, благ — когда они требуются сразу всем — как правило не хватает. Если будущее — одно на всех, то настоящее — у каждого свое.

Так мы возвращаемся к борьбе сиюминутных желаний и дальних планов. Природа плотно руководит нами, не давая заглянуть в будущее. Мы для нее — роботы. Она посылает нам сигналы — чувства, желания, потребности — и мы следуем им. Свобода же требует от нас задуматься и заглянуть в будущее, увидев там то, ради чего стоит бороться со слепой, но могущественной природой. Ближайшие интересы людей сталкиваются, они вызывают насилие. Конфет всегда мало, их не хватает на всех. Но чем дальше вперед способны заглянуть люди, тем легче им договориться, тем больше возможностей для сотрудничества. Они всегда придумают способ как сделать больше конфет! Цель общих планов — будущее без насилия, и чем сильнее люди верят в него, тем они свободнее уже сейчас. Ведь недаром говорят, что предчувствие удовольствия не меньше чем само удовольствие! Шутка. Договариваясь, мы становимся свободнее уже сейчас, потому что перестаем воевать и начинаем сотрудничать.

Но верим ли мы? Еще одна проблема со свободой в том, что она требует веры. Не веры во всякую чушь, как противоположность научной рациональности, а веры в лучшее будущее, как противоположность рациональности эгоистичной. Вера в будущее — это вера в успех договора, в успех наших планов. И эта вера неотделима от доверия к людям. Ведь если мы знаем, что каждый хочет свободы, мы можем доверять, мы знаем, что нас не обманут. Вы скажете, как можно верить, если свобода требует сомнений? Чем больше мы размышляем о свободе, тем меньше мы ее понимаем. Свобода отказывается даваться нам в руки, и тогда вместо свободы у нас остается только надежда — на то, что мы когда-нибудь сможем договориться.

До встречи.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s