19 Куда идет эволюция?

Здравствуйте. Вопрос о реальности свободы неизбежно упирается в проблему ее сосуществования с детерминизмом. Как оно возможно, если они исключают друг друга? И так ли уж будущее непредсказуемо? Может быть правы ученые пугающие нас «тепловой смертью» вселенной? А с другой стороны, если свобода — действительно обьективное свойство мироздания, как можно в этом убедиться? Как она проявляется, помимо нелепых парадоксов и неясного будущего? Почему мы ее не видим, а видим только бесконечное множество всевозможных законов?

На самом деле свобода, а точнее следы ее пребывания, просто бросаются в глаза! Она реальна так же как реален наш мир, ибо без свободы он был бы совсем другим — вечно одним и тем же. И это был бы вовсе не наш мир — нас бы там просто не было, потому что в детерминированном мире ничто не появляется само по себе, потому что новое не вытекает закономерно из старого. Мироздание бесконечно и неисчерпаемо только благодаря тому, что в нем присутствует некое творческое, созидательное начало.

А значит мы вполне можем наблюдать свободу, ее работу, в том, что ученые называют «Большой эволюцией», эволюцией вселенной. Впрочем я думаю, мы можем смело добавить к этому и малую тоже, а также прогресс, который есть не что иное, как продолжение эволюции в обществе. Так что не будет большим преувеличением сказать, что без свободы не было бы не только нас, но и вообще ничего, не было бы самого мира, потому что все новое, что появляется в нем — появляется недетерминированно. И жизнь, и планеты со звездами, и сама вселенная — все это когда-то появилось первый раз, а значит свобода, несмотря на ее неуловимость, более чем реальна.

Из многих пар противоположностей, которыми мы пытались определить свободу, для понимания эволюции удобно взять пару «повторяемость/неповторяемость». Повторяемость позволяет нам наблюдать мир и открывать его законы, а неповторяемость, с другой стороны, отражает ключевой аспект свободы — рождение нового. Да, свобода никогда не повторяется. Можно ли открыть уже открытый закон? Сочинить уже сочиненную мелодию? Построить уже построенный дом?

И если бы все повторялось — откуда взялось бы время? Именно непредсказуемость свободы, ее «вневременность», делает его возможным. Иными словами, время — не только моральный, но и физический эквивалент свободы. Философ Бергсон заметил по этому поводу: «Время — это сотворение нового или вообще ничто». А все мы знаем, что время существует, что вселенная движется во времени, она не стоит на месте и не возвращается назад.

Вы можете возразить — а разве не существует однонаправленных детерминированных процессов? А как же второе начало термодинамики? Безусловно, такие процессы существуют, но они не порождают ничего нового, потому что всегда сопровождаются противоположными процессами. Например, рассеяние энергии (или, как принято выражаться, рост энтропии) компенсируется гравитационным самообразованием звезд. Эта цикличность, повторяемость, наличие встречных процессов, приводит к динамической стабильности, которая в свою очередь делает возможным существование материальных обьектов — от элементарных частиц до всей вселенной. Никакое существование не является раз и навсегда данным, застывшим. Материя постоянно движется, а потому детерминированность выражается в движении «по кругу», в бесконечном чередовании одних и тех же состояний, одних и тех сущностей. То новое, что когда-то породилось, порождается вновь и вновь благодаря тому, что вместе с его появлением появляются и соответствующие процессы рождения и распада. Например, мы говорим, что жизнь «существует». Но как можно говорить «существует», если все живое обязательно умирает?

Вы скажете — а что с того, что движение идет «по кругу»? Разве это не создает время? Нет. Движение по кругу означает, что рано или поздно мир вернется в точности то состояние, что было в прошлом — т.е. ничего в мире не изменится. Однако это противоречит не только здравому смыслу, но и всему комплексу наших знаний. Время не повторяется, оно идет вперед. Вы скажете — ладно, допустим новое появляется. Но разве оно не может исчезать? Разве вселенная не может сначала развиваться, а потом деградировать? Опять нет. Если новое бесследно исчезло, это и означает, что вселенная вернулась в предыдущее состояние, и тогда мы можем сказать, что ничего не произошло. Если же подобное «новое» опять появится, оно уже не будет новым — это повторение, и мы тогда можем сказать, что у нас есть новый детерминированный процесс и соответствующий противоположный ему. Т.е. эволюция так или иначе сделала шаг вперед.

Факт эволюции опровергает неизбежность тепловой смерти. Материя развивается от простого к сложному и этот процесс, несмотря на его очевидность, не является закономерным. Сколько бы мы ни строили моделей, мы не сможем предугадать появление новых форм материи, а значит будущее остается непредсказуемым.

Вы опять можете возразить — но почему? Разве развитие не может происходить закономерно? Разумеется, нет. Ведь что такое закон? Это повторяемость, регулярность. Только так его можно увидеть, описать и проверить. Развитие же отрицает само понятие повторяемости. Какой бы «закон» не положили ученые в основание эволюции, его невозможно будет проверить, а значит это не закон а домысел. Вы скажете — но ведь у эволюции есть, должна быть причина! Да, и именно ее мы называем свободой. А поскольку эта причина, а вернее ее следствия, ее проявления, не могут наблюдаться регулярно и быть описаны законами, свобода остается непознаваемой.

Это кажется невероятным — ведь все процессы детерминированы, любое движение закономерно! Возьмем, например, появление жизни. Разве оно не гарантировано, когда для этого имеются все необходимые условия? И да, и нет. В этом дуализме сталкиваются детерминизм и свобода, ведь им надо как-то уживаться вместе! Жизнь появится как появится будущее — оно неизбежно, пока существует время. Но какой будет жизнь, каким будет будущее не в силах предугадать никто. И, кстати, когда она появится тоже, что означает — мы можем ждать вечно и ничего не дождаться! А это обессмысливает любые гарантии.

Но тогда может вся эта новизна — лишь вариации, простые случайности? Этакие макро флуктуации в рамках статистических закономерностей? Ни в коем случае! Разве когда мы поступаем свободно, мы действуем случайно? Разве искусство может быть сведено к игре случая, как это одно время пытались сделать энтузиасты машинного творчества? Разве случайно эволюция идет только вперед, к все более сложным системам? Случайность — украшение детерминизма, и это твердо установили специалисты по квантовой механике.

В последнее время ученые тоже стали склонятся к этой точке зрения. Так физик Пригожин, открыв неравновесные системы, сказал: «Материя — более не пассивная субстанция, описываемая в рамках механистической картины мира, ей также свойственна спонтанная активность». Я думаю, мы можем дополнить эту мысль словами: «источник этой спонтанной активности — то, что мы называем свободой».

Идея всеобщего развития имеет давнюю историю, не менее давнюю, чем библейская мысль «ничто не ново под Луной». Однако причины, цели и механизмы этого развития до сих пор остаются загадкой. «Нельзя дважды войти в одну и ту же реку» сказал философ Гераклит и предложил идею развития в виде диалектики, по примеру диалога — когда стороны отстаивают свои точки зрения, а потом их спор рождает нечто общее. Идея выглядит неплохо, особенно если отметить ее удивительное сходство с процессом договора, ведущего к свободе. Однако можем ли мы считать законы диалектики законами? Строго говоря нет. Эти законы — лишь красивые метафоры, как например «Закон единства и борьбы противоположностей». Они ни в коем случае не имеют предсказательной силы и никак не обьясняют механизм появления нового.

Несколько лучше сложилась ситуация с обьяснением эволюции живой природы. И сам факт ее наличия, и некоторые механизмы не вызывают сомнений, но неясным остается главное: как появляется новое — те все более сложные формы жизни, которые собственно и олицетворяют собой эволюцию. Ни случайные мутации, ни тем более отбор, на это не способны.

Куда же идет эволюция? К чему развивается материя? Разумеется к свободе! Куда еще может стремиться свобода, лежащая в основании эволюции? Реализоваться, осуществить саму себя! Свобода — не только наша цель, но и цель всего мироздания, что, в принципе, вполне ожидаемо — иначе где бы мы сами взяли эту цель? Время идет в будущее, а что такое будущее? Это свобода — ее проявления, ее плоды. Свобода является тем общим, что характеризует, или отличает, все качественно новое — оно всегда более свободно. Конечно, измерять свободу так же трудно, как и понимать, но посмотрите — разве животные не свободнее мертвых тел? Разве более сложные системы не имеют больше степеней свободы? Разве умные люди не свободнее в своих поступках тех, кто слепо следует чужим советам? И разве сама свобода не символизирует для людей социальный прогресс?

Рост свободы наглядно проявляется в изменении характера детерминации — более сложные формы материи подчиняются и более сложной детерминации. Если мы можем описать движение камня в простых и понятных терминах причин и следствий, как описать поведение кошки или собаки? В их действиях мы тоже видим закономерности — они следуют законам выживания, но эти законы отражают уже не столько причинность, сколько целесообразность. А наше поведение? Разве наши свободные поступки имеют причины? Нет, но зато они имеют цели! Таким образом, причинностная детерминация, свойственная примитивным формам материи, вытесняется целенаправленностью. Поведение материи становится не только более свободным, в нем все явственней проступает смысл!

Чем дальше идет эволюция, тем многообразнее становится мир и, соответственно, тем больше возможностей для появления нового. Иными словами, чем свободнее мир, тем быстрее он развивается. Эволюция, а можно сказать и само время, постоянно ускоряется, к чему мы, находясь на ее пике, прилагаем все усилия. И это логично! Если время — эквивалент свободы, то чем больше свободы, тем насыщенней, продуктивнее время.

Избежать законов детерминизма, однако, нельзя. Все новое, созданное свободой, он тупо повторяет, превращая в старое. Повторения рождают законы и свобода подчиняется детерминизму — ведь законам нельзя не подчиняться. Ей приходится вновь творить, изобретая все более сложные и более свободные сущности. И потому мы не можем увидеть свободу. Как только мы добиваемся какого-то результата, как только мы воплощаем наш замысел в реальность, он вписывается в детерминизм соответственно его законов. Достижение результата обесценивает его и мы вынуждены ставить новые цели — ибо свободу невозможно обесценить. Она ускользает, она манит нас, чтобы опять на мгновение проявиться в чем-то неожиданном и необычном, что тут же превратится в старое и привычное. В этом и заключается ответ на вопрос — как могут уживаться детерминизм и свобода. В этом же и ответ на вопрос — а что там в конце, победа Добра, ужасная Тепловая смерть или полная неизвестность?

До встречи.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s