27 Границы и люди

Здравствуйте. Граничные проблемы между сферами, да и граничные проблемы вообще — не частный случай, а правило. Сама жизнь, движение к свободе — это постоянное разрешение пограничных вопросов, это движение от плохого к хорошему, а от хорошего к лучшему. Понимание окружающего мира как раз и заключается в способности правильно проводить границы, определять, и чем лучше люди пытаются в чем-то разобраться, тем больше им приходится проводить границ. Наше путешествие в мир морали мы тоже начали с деления ее на части. Сперва мы отделили жертвенную мораль, потом героическую и так добрались до обьективной этики. Мы провели границы, но не определили их точно. Да и как это возможно? Отделить черное и белое легко только в простых случаях, а уж в морали, как показывает история, все вообще чрезвычайно запутано.

И тем не менее без этого не обойтись. Граничные ситуации чреваты конфликтами. Конфликт между семьей и обществом по поводу детей — один из них. Упомянутые в прошлый раз неэтичные практики, размывающие сферы общества — это тоже следствие подобных конфликтов. Избежать их по-видимому невозможно, ведь личная сфера неформальна, и значит по крайней мере с одной стороны границы нас будет вечно поджидать сюрприз. Однако, чем лучше мы понимаем разницу между сферами, тем проще конфликт предотвратить и разрешить.

Граница между личной и публичной сферами — по сути граница между этикой и жертвенной моралью. Она не проходит только по краю близких отношений, если так можно выразиться. Мы не только постоянно сталкиваемся с незнакомыми людьми, видим их, слышим — а потому вынуждены думать о них, взаимодействовать с ними. Мы осведомлены о существовании миллионов других людей, которых также необходимо принимать в расчет, учитывать их интересы. Для жертвенной морали достаточно просто знания о ком-то, чтобы налагать на нас моральный долг — и не всегда он вписывается в формальные рамки.

Как же разграничить сферы общества? Легкий и неверный путь — опереться на физическое пространство: «с глаз долой — из сердца вон», «мой дом — моя крепость», правило «вытянутой руки», правило «двух секунд» и т.п. Однако уже вблизи это не работает. Как ограничить вторжение в личную сферу звука? Запаха? А взять внешний вид или вид из окна? Что делать, если чужая одежда вызывает отторжение? Как быть, если вы попали в час пик, в толпу, в давку? Моральная граница не проходит в пространстве, она проходит в голове.

Возьмем простую бытовую ситуацию. Вы оказались в ограниченном пространстве с незнакомым человеком, например, на лестнице, в лифте, на тропинке. Этика требует от вас не причинять незнакомцу неудобств. Но мораль призывает сделать для незнакомца что-то хорошее. Почему бы не улыбнуться, говорит она, не поздороваться. Вы скажете — но разве не причинять неудобств мало? А с другой стороны, разве улыбка — это жертва? Она вполне может быть требованием этики, формальной нормой. Вот так, столкнувшись с незнакомцем, мы на самом деле столкнулись с границей, когда не ясно — где кончается одно и начинается другое. Та же вежливость. Этика запрещает, она не требует конкретных действий, кроме тех, где человек сам согласился с правилами. Но вежливость не может быть таким правилом, поскольку она не оставляет выбора — в личных контактах вежливость обязательна, а это — явный признак морали.

Возьмем более сложную ситуацию. Вы нанимаете на работу и вам необходимо оценить человека обьективно, с точки зрения потребностей компании. Но, честно говоря, разве это возможно? Ваша оценка всегда субьективна, вы неизбежно опираетесь на ваш личный опыт даже если честно стараетесь понять человека, разглядеть его личность. А друг он вызывает у вас смешанные чувства? Вдруг он принадлежит другой расе? Говорит с акцентом? Инвалид? Многие ли могут обьективно отнестись к инвалиду? А если еще хуже — вдруг это ваш знакомый? Как можно обьективно отнестись к знакомому? Как избавиться от стереотипов, избежать дискриминации? Как отбросить личные ощущения и сделать строго формальные, правильные выводы?

В последнем случае, когда личные отношения накладываются на общественные, возникают совсем запутанные ситуации. Скажем, где граница между невинным обсуждением новостей между знакомыми и передачей информации, которая поможет человеку, даст ему преимущество? Где граница между желанием оказать мелкую услугу знакомому и нарушением принципа равенства возможностей? Между нежеланием портить отношения с сотрудником и обязанностью сообщить о его промахе? Между преданностью фирме и верностью долгу?

Ключевой граничной проблемой является дробление публичной сферы на неформальные и полуформальные коллективы. Общество — это не однородный бульон, оно все состоит из больших и малых организаций, обьединений, компаний, ассоциаций, клубов. Людям свойственно образовывать группы, обьединяться по интересам. Однако, очевидно, что есть коллективы этичные, без которых общество не может работать, а есть — неэтичные, которые его разрушают. Например, существуют партии, кланы и тайные группы, нацеленные на борьбу за ресурсы, за власть. Но с другой стороны отстаивать свои интересы могут и законные организации — те же коммерческие компании. Если не общий интерес — в чем вообще смысл обьединения? Но тогда как определить что есть что? Как отличить этичную структуру от неэтичной?

Вы наверное скажете, что сегодня я задаю слишком много вопросов, но мало отвечаю. Попробую ответить. Во-1-х, очевидно, что неэтичны как неформальные связи, бизнес среди своих, контракты на доверии, так и любые неформальные сообщества, клубы, кланы и все, что связывает только посредством знакомства. Неформальное вообще противопоказано этике. Однако, во-2-х, возьмем такую структуру, работающую по формальным правилам, как орден, спецслужба или закрытая корпорация. Этична ли она? Очевидно нет. Но почему? Потому что важен принцип формирования сообщества. Изза того, что необходимо личное знакомство или личная рекомендации для приема в ее члены, подобную структуру можно назвать полуформальной. Именно в возможностях доступа человека в различные сообщества выражается его свобода. Причем этот же подход применим и к частям сообщества.

Наконец, в-3-х, возьмем полностью формальную организацию, скажем министерство здравоохранения или ассоциацию врачей. Как отличить, кто из них работает на общее благо, а кто — на свое собственное? Я думаю, маркер тот же самый — способ приема в члены. Если правила доступа установлены обществом и зависят только от него — это организация, теоретически полезная для всех. Когда доступ — и правила, и конкретные решения — зависит от самой организации — это признак неэтичной группы нацеленной на защиту собственных интересов. Впрочем, в данном случае мы не имеем права говорить, что организация размывает публичную сферу — ведь личное влияние тут исключено, просто она так устроена, что вход в нее доступен не всем. В данном случае мы можем говорить лишь о том, что публичная сфера неправильно устроена и ее надо улучшать.

Помимо сообществ, создаваемых людьми добровольно, существуют сообщества, созданные природой. Люди отличаются не только цветом глаз, и пока мы живем в мире разделенным культурными и этническими барьерами, построение свободного общества неизбежно упирается в проблему согласования соответствующих интересов. Понятно, что сущее для этики не оправдание. Границы мешают публичной сфере, она должна быть однородна, а люди — равноправны, поставлены в абсолютно равные условия. Иными словами, этика запрещает любые границы, будь то государственные или региональные, политические или культурные, точно так же как она запрещает автономии и диаспоры, поскольку они защищают не общие, а коллективные интересы.

Тем не менее, пока общество не способно справиться с этно-культурным детерминизмом, границы между людьми необходимо учитывать. А для этого их, как и другие границы, надо прежде всего четко определить. Тут мы попадаем в серую область, где этика не дает нам готового решения. В чем смысл этнических, культурных или исторических границ? В том, чтобы внутри них можно было сформировать однородную, свободную от дискриминации публичную сферу, где процветает взаимное доверие и все следуют одним нормам. Иными словами, где возможна самостоятельная правовая система, которая опирается, разумеется, на этическое ядро — общие ценности и общие цели.

Действительно, можно ли рассчитывать, что общество будет нормально жить, если на месте единого правового пространства существуют меньшинства, продвигающие собственные интересы? Если вместо общих ценностей существует мультикультура, «свобода совести», политическая борьба, и в итоге приходится силой насаждать толерантность к тем, кто не хочет быть толерантен к другим? Доверие и терпимость возможны только если люди хотят жить вместе, делят общую судьбу, имеют общую цель. Иначе неизбежна дискриминация. Что это такое? Деление на своих и чужих, неспособность или нежелание преодолеть стереотип, предрассудок, догму. Так, если некие этнические граждане заключают сделки только между собой, если некие верующие граждане пропагандируют исключительно единоверцев, если некие идейные граждане голосуют лишь за соратников — у их «совместного» общества нет будущего.

Как есть смысл провести границы? Я думаю, если людей живущих вместе можно назвать одним народом — а именно, они разделяют общие ценности и говорят на одном языке — однородная публичная сфера реальна. Тогда мелкие отличия можно сгладить и вынести за скобки, в личную сферу. Если же люди слишком разные, если они не хотят жить вместе, не могут избавиться от дискриминации — то границу приходится провести внутри общества, разделить его на более мелкие.

Иными словами есть два одинаково разумных и логичных решения — сегрегация и ассимиляция. Вы спросите — ну а потом? Что потом будет с этими границами? А потом, после размежевания, каждое общество сможет двигаться к свободе со своей скоростью, решая граничные проблемы путем равноправных переговоров, а не вражды, борьбы за собственное, единственно-правильное видение будущего. И это поможет наконец избавиться от власти, от партий и политической возни — вопросы общего будущего куда легче решаются не борьбой, а диалогом, не навязыванием воли большинства или меньшинства, а просвещением и убеждением, учетом всех мнений и поиском консенсуса. Общие ценности сделают реальным то, что сейчас выглядит как утопия.

Согласуется ли сказанное с этикой? Я думаю да. Ведь так делается шаг к общему договору, который пока невозможен в силу детерминизма. Вы спросите — но не приведет ли это наоборот, к еще большей вражде, ведь обособившись люди отдалятся, перестанут понимать друг друга? А расы? Если смешав всех вместе можно получить некую однородность, то разделившись люди начнут отличаться все больше и больше! В этом возражении есть рациональное зерно. Однако, во-1-х, надо иметь в виду, что если культурные интересы реально существуют, то этнические интересы — фикция. Почему? Потому что культура — необходимый компонент свободного общества, тогда как этничность не более чем генная солянка, которая будет перемелена биотехнологиями до неузнаваемости. Можно гарантировать, что уже скоро люди будут выглядеть гораздо более одинаково — и красивее! — чем сейчас. Расовые и этнические различия исчезнут навсегда.

Во-2-х, культурный интерес — это всегда движение к свободе. Поскольку культура служит формой, оболочкой этического ядра, принципиально между культурами нет разницы. Культура развивается тем быстрее, чем свободнее общество и чем больше накоплено ценностей, ведь творчество растет из существующего и чем его больше, чем оно разнообразней, тем лучше результат. Поэтому культуры сближаются, заимствуют и перерабатывают внешний материал, и в этом естественном, а не насильственном сближении и заключается правильный культурный интерес. Именно этот процесс виден в том, что люди всегда перенимают передовые культурные идеи, предпочитают лучшее — и в искусстве, и в быту. Только предоставив возможность каждому народу самому решать судьбу своей культуры, можно обеспечить и отсутствие конфликтов, и общее движение к свободе.

До встречи.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s