29 Что такое зло?

Здравствуйте. Конфликты этики и героической морали по поводу насилия могут вызвать недоумение — а как же быть со злом? Разве зло не подлежит полному уничтожению? Чтобы разобраться, нам надо сперва точно определить «зло». Увы, как и в случае добра, общепринятого определения пока нет. Верующие и философы-деисты считают, что зло — недостаток добра, отступление от божественного порядка, несовершенство. Это логично, если признавать Бога реально существующим, правда тогда неясно почему всемогущий и всеблагой Бог терпит зло. Для тех, кто не верит в бога, предпочтительнее считать наоборот, добро отсутствием зла. Например, если зло — страдания, то добро, соответственно, их отсутствие. Материалисты, как ни странно, ближе к верующим. Они любят считать, что добро — это счастье, изобилие, всяческие удовольствия, а зло — нехватка всего этого. Существуют и более интересные концепции. Например, философ Платон считал, что добро относится к миру идей, а зло – ко всему чувственному, видимому, материальному.

Очевидно, поскольку зло и добро — антиподы, в чем-то верны все эти точки зрения. Как дело обстоит с точки зрения этики? Наш предыдущий анализ показывает, что правильнее считать не зло отсутствием добра, а наоборот — добро отсутствием зла. Эта асимметрия обьясняется проблемой существования свободы. Именно так, преодолевая зло, мир движется к ней, и первый шаг к договору — согласие относительно того, что может быть познано, чье существование не вызывает сомнений.

Однако несмотря на это, определить зло непросто. Если попробовать от противного, как мы в свое время определяли свободу, мы окажемся в заколдованном круге — мы не можем определить противоположность того, что определить нельзя. В самом деле, свобода противостоит всему детерминированному миропорядку, должное отрицает все сущее. И если мы отождествляем свободу с добром, выходит, все сущее — зло! Но детерминированный, закономерный окружающий мир, и мы вместе с ним, наше физическое тело, не могут быть 100% злом! Ведь во всем этом есть что-то хорошее, что нам нравится!

Скажем, удовольствия — благополучие, здоровая работа организма — являются следствием детерминизма и одновременно это важные составляющие полноценной жизни, счастья. Или возьмем смерть. Явное зло, но одновременно — лишь проявление биологического детерминизма, неизбежности, без которой не было бы рождения, не было бы самой жизни. Или природная катастрофа, катаклизм со множеством жертв. Тоже несомненное зло, но при этом — игра слепых сил природы, нормальные процессы формирования геологических структур, без которых не было бы нашей планеты. Мы видим, что детерминизм на самом деле полезен, прежде всего для самой свободы. Благодаря детерминизму, мы не только можем существовать, мы можем познавать мир, можем становиться свободнее — преодолевать одни законы при помощи других, использовать детерминизм против самого себя. Да и вообще, все что мы чувствуем — это именно детерминизм, внешние и внутренние силы. Мы даже свободу чувствуем благодаря детерминизму — мы вспоминаем о ней когда теряем ее!

Как же тогда определить зло?

Начнем с того, что вспомним как мы определяли добро — надо исходить не из материальной реальности, а из нашего отношения к ней. В природе есть свобода и детерминизм, но добро и зло имеются только у людей (вернее у любых мыслящих существ где бы они ни находились). Свобода — обьективное свойство мироздания, но поскольку свобода проявляется все лучше, поскольку мироздание движется в ее сторону, мы считаем ее абсолютным добром, его обьективной целью, и соответственно ориентируемся на нее в своих действиях. Тогда по аналогии, детерминизм, будучи противоположным свойством мироздания, должен расцениваться разумом как обьективное зло.

И, как ни странно, это действительно так. Поскольку наша цель — улучшить мир, все существующее нас не устраивает, оно отталкивает нас. Но отталкивать может только зло! Даже удовольствия могут быть злом, и не по таким очевидным причинам, как их излишества или осуществление за счет других — сколько бы мы ни получали удовольствий, мы все равно неудовлетворены, мы все равно склонны считать отпущенное природой, включая время жизни, недостаточным. Но раз наша цель — улучшить имеющееся положение дел, оно содержит в себе зло, пусть и не очень большое.

И все же данное определение явно слишком широко, слишком абстрактно, ведь детерминизм может быть как полезен, так и вреден для нас. Очевидно, именно тут следует искать ответ — надо как-то отделить полезный детерминизм от вредного.

К счастью, как и всегда со свободой, мы отлично чувствуем что вредно — даже если не можем твердо знать что полезно. Именно в этом смысл слов «принуждение», «насилие» и множества им подобных. Недаром разумное, практическое понимание свободы — отсутствие насилия. Что такое насилие? Это направленные на человека силы, то чему он сопротивляется или подчиняется, даже если не осознает этого. Или бывает он обманывается и подчиняется тому что кажется благом. Да, насилие может выглядеть привлекательно, соблазнять, но за всем этим стоит детерминизм, который заставляет нас следовать своим непреложным законам. Насилие мешает нашей свободе, мешает выполнять наш моральный долг, который всегда нацелен на преодоление сущего. В этом преодолении проявляется наша свободная воля, которая заключается не только в свободе действий, но и в свободе мыслей, творчества, идей. Отсюда проистекает например насилие информации, невежества, всего того, что задает рамки творчества, ограничивает его возможности. Или насилие лжи, эмоций. Творя, человек стремится создать новый мир и тем выразить свою личность. Насилие же стремится разрушить созданное, а человека превратить назад в раба законов, сделать из него автомат, лишить разума.

Значит зло — насилие? Но ведь и насилие может быть полезным — если восстанавливает справедливость, предотвращает зло, защищает свободу. Тогда значит важнее не вред, а польза? Именно! Ответ в том, какова цель действий. Полезные действия всегда имеют правильную цель — свободу. В частности, если наша цель правильна, можно сказать, что, например, и здоровье, и само наше физическое существование опирается на полезный детерминизм, пусть даже этой пользы кажется нам недостаточно.

К сожалению, мы не всегда можем сказать, какой именно детерминизм окажется полезен, ведь творчество непредсказуемо. Более того, мы можем менять наши средства, а значит полезный и вредный детерминизм могут меняться местами. Тем не менее, опираясь на свободную цель, мы могли бы определить полезный детерминизм как «относительное» зло, зарезервировав термин «абсолютное» зло для такого детерминизма, который ни при каких обстоятельствах не может быть полезен. Правда, поскольку мы считаем свободу абсолютным добром, а зло определяем относительно добра, термин «абсолютность» не слишком подходит к злу. Возможно, тогда лучше считать относительное зло относительным добром, а понятие «зло», как и понятие «насилие», оставить для вредного детерминизма.

Но возможен ли такой, 100% вредный детерминизм? Конечно. Наверняка некоторые процессы разрушения не могут оказаться полезными. К сожалению, обычно мы не знаем этого точно. Даже смерть и катаклизмы, несмотря на явный вред, могут нести некую пользу. Тем не менее есть один случай, когда мы можем быть абсолютно уверены во вредности детерминизма. Это случай, когда цель разумного существа неправильна, когда целью становится что-либо кроме свободы. Тогда мы имеем дело с насилием ради насилия, с детерминизмом ради детерминизма. Такие субьективные, не согласованные с другими цели либо проистекают из внутренней природы, инстинктов, либо есть следствие внешнего насилия — но так или иначе они детерминированны. А поскольку существо обладает зачатками разума, оно теперь препятствует другим разумным существам, чинит насилие, становится агентом детерминизма, его проводником. Отсюда вытекает, что зло эквивалентно отказу от договора, отказу от свободы.

Если детерминизм в целом — это обьективное, независимое от нас зло, то отказ от договора — зло практическое, конкретное, человеческое. Отказ от договора неизбежно влечет за собой насилие, независимо от того, осознанный он или нет, тайный или явный. Если человек не участвует в договоре, его действия мешают остальным, а значит являются насилием — неоправданным, излишним и чрезмерным. Вспомните, когда мы пытались определить свободу, мы решили, что самым близким к ней понятием, понятием отражающим нашу общую цель, будет именно договор. Соответственно, отказ от него — точное определение практического зла.

Вы спросите — а разве человек не может не участвовать в договоре и при этом не причинять никому зла? Не может! Человек — часть общества, а общество — это договор. Человек не может отделиться, отграничиться без того чтобы перестать быть человеком. А значит, чтобы он ни делал вне договора превращается в зло, даже если вред от этих действий сразу не виден. Так, если человек строго следует законам, честно работает, голосует за «прогрессивные» партии — он может быть надежным винтиком государства, ведущего агрессивную войну. Вы скажете — но если общество основано на насилии, при чем тут договор? Что еще тогда остается человеку? Ему остается искать способы содействия договору. Все остальное, любые действия не нацеленные на заключение договора — лишь продолжении привычного, пусть даже необходимого зла, но от этого не меньшее зло.

Как выглядит, как проявляется зло? Оно начинается с того, что люди отвергают идею договора, не желают знать об этом, задуматься. Соответственно, они игнорируют мнение других, действуют сами по себе, не пытаясь согласовать свои намерения. Еще хуже, если заранее знают, что их действия не одобряются теми, кого они затрагивают. Ну и крайняя степень морального уродства — когда уже само существование других ставится под сомнение. Она присуща, неудивительно, всевозможным власть имущим и их обслуге — чья цель, изначально, унизить слабых, обобрать честных, уничтожить несогласных. Мы видим, что существуют меры, степени зла, соответственно его вреду. Чем непоправимее вред, чем тяжелее страдания, чем вероятнее повторения, тем зло больше.

Как мы говорили вначале, люди редко осознанно творят зло. Им нравится обманывать себя, придумывая удобное «добро». Самое простое подобное добро — личное и семейное благополучие, собственный успех. Более хитро устроено «коллективное» добро, а на самом деле групповой эгоизм — интересы клана, ордена, народности. Бывает, люди следуют придуманному кем-то учению и отвергают все остальные. К примеру, есть сторонники Будды, Конфуция, Моисея, Христа, Магомета, Маркса. Такие видят добро в верности учителю и, нередко, в истреблении «ложных» учений.

Здесь мы подходим к роли этики. Этика предлагает всем найти общий язык, осознать общий интерес, заключить один договор на всех. Только она дает правильное понимание добра. Добро — то что получается в итоге общего договора. Или можно сказать, добро — сам договор, поскольку это единственное средство достижения истины, и будучи единственным правильным средством, он ведет к правильной цели. Зло же — любые идеи и действия, идущие вразрез общему договору. Отсюда кстати видно, что зло подлежит полному уничтожению — по мере заключения и расширения пространства договора.

Вы скажете — выходит сейчас почти все люди творят зло, раз они не знают об этике! Но как это согласуется с обьективностью этики, с тем что люди и так ей следуют? Да, будучи обьективной, этика действует даже когда человек не осознает ее. Как и свобода, она реализует сама себя. Каким образом? Она требует от человека общаться, познавать, творить, а не идти к свободе наощупь. Именно отсюда появилась и идея договора, и определение зла, которое мы сейчас нашли. Этика превратилась в своего рода руководство, а потому следующий шаг — осознать новые этические идеи, понять их. Только так можно отличить правильные мотивы от ложных и в итоге достичь обьективного добра. В этом и смысл наших бесед. Вот почему добро теперь начинается с этики, а человек, который не знает об этике, но «честно работает и никому не желает зла» — на самом деле соучаствует в нем.

До встречи.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s